Другое дело, что Ольге не удалось получить инсигний власти, несмотря на крещение, хотя именно это могло служить главной целью ее визита (или визитов) в Константинополь. О том, что такая попытка могла ею предприниматься, косвенно свидетельствуют рекомендации Константина VII ни в коем случае не давать «варварам» регалий. «Если потребуют когда-либо и попросят либо хазары, либо турки, либо также росы или какой иной народ из северных и скифских — и подобное случается частенько — послать им что-нибудь из царских одеяний или венцов, или из мантий ради какой-либо их службы и услуги», то им следует отказать под любым предлогом. Учитывая время написания работы Константина и его возможную реакцию на просьбу Ольги, становится более вероятной дата первого ее визита: 946 год, а также плата, которую она могла предложить за услугу — «вой в помощь». Высокомерие императора — идеолога «ромейской чистоты» — оказало ему отрицательную услугу. Ольга не только унизила его послов, но и отправила своих к Оттону. Когда же последний ход возымел свое действие, судя по участию русских «в операциях на Крите в августе 960 — марте 961 г.», ненужный уже Адальберт был отослан с Руси (или он уехал сам из-за нетерпимой обстановки, создавшейся вокруг его миссии).

Дипломатическая активность Ольги, принятие ею христианства, возможные попытки обрести освященные Богом и авторитетом императора регалии могли диктоваться желанием получить идеологическую и политическую поддержку, повысить престиж великокняжеской власти, сделать ее более независимой не -только от старой, родоплеменной, но и от новой дружинной (Свенедьд, Асмуд) знати, поставить киевских Рюриковичей на ступень выше прочих русских князей.