Типологическая же однородность не означает обязательных контактов между потестарно-политическими образованиями и даже их расположения в одних физико-географических зонах и географических регионах. Наоборот, «подчас общества, очень далеко отстоящие — и территориально, и этнически, и хронологически — друг от друга, обнаруживают поразительную близость общественно-политических институтов». С другой стороны, недопустимо типологическое сопоставление рядом расположенных, хронологически одновременных и даже достоверно контактировавших друг с другом организмов, если один из них относится к «первичным», а другой — к «вторичным» государственным образованиям. Существенным для чистоты сравнения являются не только стадия развития общества, этап государствообразования, но и фаза развития конкретного этапа: становление, расцвет (стабильность), кризис, упадок, переходный период.

Региональное деление потенциально древнерусской части Восточной Европы IX в. важно прежде всего в природно-хозяйственном и (более гипотетично) потестарно-(политико)-культурном аспектах. «Опыт историко-географической характеристики» Восточной Европы в эпоху Древней Руси был уже однажды предпринят автором в весьма осторожной форме (1998а). На основе обобщения данных археологической историографии были выделены четыре зоны: северная (с Новгородом и Ростовом), западная (с Полоцком, Псковом, Волынью, Турово-Пинским княжеством), южная пограничная (Киевское, Переяславское, часть Галицкого княжества) и юго-восточная (типологически промежуточная — с землей вятичей, частично — северян, Черниговом, Новгород-Северским, Рязанью, Москвой, Брянском). За пределами вышеуказанных зон оказывался «центр» — Смоленщина, земли радимичей, частично дреговичей.