В X в. практически синхростадиально шло развитие Древней Руси, Швеции, Дании, Польши, несколько опережала их Чехия. Здесь возможно не влияние, а взаимодействие в процессах формирования государств друг с другом. Взаимодействие (точнее, даже «взаимоучастие») может быть положительным (дружественным) или отрицательным (враждебным) в прямом, субъективном смысле. Объективные последствия этих прямых воздействий не обязательно должны были быть полностью адекватными субъективному характеру последних.

Наибольшее же непосредственное участие из «иностранцев» в процессе государствообразования на Руси приняли скандинавы. Объясняется это как стадиальными особенностями развития Скандинавии в IX- X вв., так и спецификой ее природно-географического положения. В эпоху «варварства» почти повсеместно, в результате разложения родовых институтов, появляется слой населения, молодежи в первую очередь, для которого война, набеги становятся «сезонным» занятием. Вспомним «священную весну» у германцев. В Скандинавии в силу ограниченности ее природных ресурсов, вызвавшей демографическое давление, это движение приобрело на данном этапе беспрецедентный для оседлых народов размах, а море, отделявшее ее от объектов грабежа, заставило это движение принять специфическую форму «викингов» (сезонных морских походов за добычей). Для самой Скандинавии это движение послужило первоначально тормозом государственного развития, так как снижало внутреннее давление и удаляло из страны наиболее активные элементы, в том числе знать — не только хевдингов и ярлов, но и конунгов.