При этом его последователи (сам он к этой науке отношения не имел) почерпнули в политической антропологии разные идеи и методологические постулаты.

Так, В.В. Пузанов позаимствовал у нее сущностный, процессуально-этапный подход к государствогенезу, выделяя только внутри переходного периода от «чистой» первобытности к «федерации земель» XI в. три уровня (стадии) интеграции союзов племен с переходными формами между ними. Интересно, что в одном хронологическом срезе эти три типа могут сосуществовать, отражая разноуровневость и несинхронность развития регионов Восточной Европы. Не стоит пугаться терминологии («союз» вполне можно заменить более нейтральным «объединение» или — для более низких уровней интеграции — «конгломерат», «группа» и т.д.) и спорности в силу ограниченности источников для выделенных типов или стадий, поскольку сама идея представляется весьма продуктивной.

А.Ю. Дворниченко, по сути третьим в отечественной историографии (после Е.А. Мельниковой и автора данных строк), принимает часть понятийно-терминологического аппарата политической антропологии, а именно «вождество», отвергая полностью «союзы племен», ставя под сомнение «племя» и делая исключение для «военной демократии», но не как этапа, а как одного из путей государствогенеза.

Главное у А.Ю. Дворниченко: он полностью воспринял современные веяния в политической (социокультурной) антропологии, предусматривающие возможные альтернативные государству вообще пути развития. Впервые в концентрированном виде эти взгляды были изложены в специальном сборнике «Альтернативные пути к цивилизации» (2000), на статью Р Карнейро, «патриарха» политической антропологии, в этом сборнике в основном и опирается исследователь.