Аристократический ее характер не позволил ни ему, ни его преемнику решить вопрос о радикальном сокращении численности воинского сословия Рассредоточение же дружины по земельным владениям лишь облегчило уничтожение значительной ее части во время грандиозного антихристианского, антигосударственного восстания середины 30-х годов XI в. и чешского вторжения 1039 г. Последнее было остановлено лишь вмешательством германского императора. Восстание было подавлено с помощью отряда германских рыцарей и русских войск, вернувших в 1047 г. польской короне Мазовию, но число дружинников-«рыцарей» даже в начале XII в. в несколько раз уступало дружине Болеслава Храброго. В дальнейшем Польша пошла, хотя и медленно, по феодальному пути германского образца, лишь Мазовия в XII-XIII вв. в миниатюре повторила «дружинный путь», но со своей спецификой («военные поселенцы» — рыцари-крестьяне).

На Руси великокняжеская дружина — русь возникла как альтернатива «племенным» князьям и их дружинам (хотя и могла включать отдельных их представителей) и использовалась как инструмент ликвидации племенного сепаратизма и создания территориальной структуры (как в Болгарии — в ходе подавления антихристианского мятежа тюркской знати 865 г.).

«Дружинное государство» на Руси не имеет не только четко выраженного характера, но и хронологических рамок, как в Польше. Оно зарождалось как бы «рывками» при Олеге и Святославе, пережило расцвет при Владимире, а затем медленно трансформировалось в иные структуры при Ярославе и его наследниках. Идеологические обоснования необходимости его существования исчезли после возврата Червенских градов, смерти главного политического оппонента Ярослава — Мстислава Храброго и разгрома печенегов под Киевом, произошедших почти одновременно в середине 30-х годов.