Прямая аналогия с легендами о происхождении династий правителей Чехии и Польши у Козьмы Пражского и Галла Анонима, а также с ритуально-символической «крестьянской» атрибутикой и обоснованием княжеской власти в Чехии и Карантании является чисто формальной. В этих странах главными функциями князя были как раз военно-фискальные, а в идеологии господствовал аристократизм, идея превосходства князя и дружины над народом. «Крестьянские» генеалогии и атрибутика имеют литературно-книжное происхождение, явно навязаны «сверху» в демагогических целях.

Функции власти «князя» у эрзи (по легенде) более соответствуют статусу вождя позднепотестарного этапа, чем правителя переходного (в дружинной форме), а тем более раннегосударственного этапа.

Таким образом, среди обширных финно-угорских лесов Севера еще до образования Руси встречались на отдельных плодородных участках, через которые к тому же проходили торговые магистрали, типичные вождества, о чем свидетельствует сочетание фольклорных, археологотопографических и нумизматических данных.

Однако вожди эти были, вероятно, по своему статусу и функциям (хозяйственно-редистрибутивным и сакральным) ближе к африканско- океанийскому типу главы — символа благополучия племени, чем к славяно-индейскому, где вождь выступал прежде всего как предводитель, глава дружины. Возможно, совпадает лишь судебная функция.

С юга и юго-запада к мере, муроме и мордве примыкают земли вятичей, которые в большинстве своем, а для IX — начала X в. — полностью, входят в состав Юго-Восточного региона форм потестарной организации и внешнеполитических воздействий.

Юго-Восточный регион