К той цитате из первого варианта монографии, что проводит он, можно добавить и другие пассажи из нее: «Дружинное государство» на Руси не имеет не только четко выраженного характера, но и хронологических рамок, как в Польше, «лишь переживая расцвет при Владимире».

Менее объемно и заметно другое замечание А.В. Майорова, формально касающееся вопроса о терминах. Но по зрелом размышлении оно имеет методологическое значение. А именно: следует ли употреблять в тексте только строго выверенные научные термины, или иногда допустима терминология источников, или, третий вариант, — более вольная, научно-популярного звучания?

В частности, для периода конца IX — середины X в. употребляются термины:

1.   Предгосударственное образование этапа «сложных вождеств» (или потестарно-политического этапа политогенеза).

2.   «Двухуровневое государство Олега и Игоря».

3.   «Росия» (по Константину Багрянородному).

Возможно, в разном контексте следует употреблять разные термины. Первый — очевидно показывает этапно-родовую принадлежность. Второй — отражает конкретную форму государственности внутри этапа, т.е. относится к горизонтально-типологической классификации. Третий — наиболее краток и удобен при описании конкретных действий, событий (наряду с нейтральными «Русь», «держава Рюриковичей» и т.д.).

Употребление термина «государство» для догосударственного уровня развития Руси не имеет в данном случае строгой политологической, историко-правовой и политико-антропологической окраски, а используется исключительно для простоты изложения, дабы не загромождать текст терминами первого типа. «Росия» же имеет слишком конкретный и более локальный характер, являясь ядром всего «предгосударственного образования».