Вопрос о «национальности» Рюрика, его предположительных братьях и пришедшей  с ними «руси» ни в коей мере не является ключевым с позиций не только марксизма, критикуемых В.В. Фоминым, но и современной политической (социокультурной) антропологии, из которых исходит автор настоящего исследования

Даже если и Рюрик также фигура легендарная, то и это ничего не меняет при структурно-процессуальном подходе. При данном пути государствогенеза (сложение «аристократической», по типу правящей верхушки, конфедерации равноправных племенных объединений) факт призвания иностранной верхушки династии не только логичен, но и имеет прямые синхростадиальные аналогии в истории.

Значение этнического аспекта власти было различно на самых разных этапах и фазах развития общества и государства, на разных путях и при использовании разных механизмов социо и государствогенеза, при разных формах государственности и типах социально-экономических отношений. Полностью «этническое и потестарное (отношения власти и властвования — Е.Ш.) сознание совпали» лишь «в эпоху расцвета родового строя», т.е. «на уровне племя — этносоциальная общность». На Руси IX в. главными были уже объединения племен и даже «конфедерации» последних, в том числе «княжения». Это эпоха ломки узких племенных рамок, миграций, завоеваний, религиозной толерантности, этнического «космополитизма», легкости восприятия инноваций, культурного и этнического синтеза. Таким процессам конкретно для Руси способствовало ее геополитическое положение — моста между Северной и Центральной Европой, Причерноморьем, Византией, мусульманским Востоком.