Это третий этап государствообразования по «чешскому» типу (полный захват власти в своем племени, опираясь на завоеванные владения за его пределами).

Особое, археологически уловимое с ранних этапов политогенеза восточных славян, явление — тесную контаминацию власти с системой «градов», восточные авторы упоминают у той части славян, что явно достигла если не государственного, то предгосударственного уровня развития (во главе с «свиет-маликом») и имела немногочисленные, но крупные города — центры администрации и ярмарочной торговли. ПВЛ связывает установление господства «руси» над тем или иным племенем с «посажением» в принадлежавшем ему «граде» великокняжеских мужей либо с основанием такого града в «волости» (возможно, строительством новых укреплений или цитадели: термин «срубил град» касается оборонительных стен и башен).

Для периода VII — середины IX в. у славян Восточной Европы можно отметить очень немного поселений, которые могли бы совме

щать функции административного, военно-дружинного и ремесленного центра (достоверно известные культовые комплексы (на горе Богит, в Перыни) располагались (правда, в более позднее время) отдельно. Это — Ревнянский комплекс поселений на земле хорватов, городище Зимно на Волыни  и Хотомель у древлян, в летописях не упомянутые, но, по нашему мнению, одни из возможных претендентов на отождествление с «Джарвабом» Ибн Русте и столицей «Валинаны» ал-Масуди, а возможно, и с «Ван- титом» (хотя в этом случае вопрос сложнее).

Северные центры известны прежде всего по ПВЛ, которая, правда, приписывает основание Новгорода (новой столицы нескольких, вероятно, племен), Полоцка, Ростова, возможно, Белоозера Рюрику и его «мужам».