Кроме того, практически все исследования объединены таким «модным» в XXI     в. и реально перспективным направлением (или «подходом», «методологией»), как компаративизм. Правда, некоторые исследования подходят к нему системно, органично, а некоторые — чисто формально, поверхностно. Это же можно отнести и к сути, понятийно-терминологическому аппарату такой науки, как политическая (социокультурная) антропология. В некоторых случаях она используется в качестве методологической основы, системно и последовательно, в других — выборочно, эпизодически, так сказать, на поверхностном, «терминологическом» уровне.

Тем не менее по целям исследования тех или иных авторов конкретные работы или группы работ (сборники) можно отнести к одному из трех преобладающих направлений, в рамках которых мы и представим их краткий обзор.

В составе первого («концептуального») развития историографии древнерусского государствогенеза за последние шесть-семь лет не возникло ни одной новой теории. Продолжали разрабатываться, в том числе и новыми авторами и с использованием новых подходов и методик, три основные теории, возникшие ранее.

1.   Создатель концепции «дружинности» А.А. Горский несколько трансформировал ее в сторону «смягчения», указывая на то, что хотя правящая элита на Руси практически с VI—VIII и до XII в. состояла исключительно из дружины (отрицается «народовластие» и наличие власти у «земского боярства»), но вводить термин «дружинное государство» не следует. При этом, как уже говорилось выше, он критикует за излишнюю, как он считает, категоричность и однозначность в этом вопросе Е.А. Мельникову, Н.Ф. Котляра и автора этих строк. Исследователь абсолютно прав, когда утверждает, что характер государства определяется не только «типом организации в нем элитного слоя», но комплексом признаков.