Реконструируемый по сопоставлению письменных источников размер «большой дружины» Владимира Святого, включая гарнизоны степной

линии, вряд ли превышал 5-7 тыс. человек. К этому, правда, надо добавить личные дружины некоторых из его сыновей. Реконструируемый по системе оплаты  состав таких «малых дружин» (у Ярослава) — около 500 воинов (и гридей, и отроков).

Социальный состав и иерархия внутри русской дружины подробно рассмотрены А.А. Горским, что же касается польской, то она состояла из «князей» не из рода Пястов, образовывавших отдельный полк, «комитов», выполнявших одновременно функции местных управителей — «вельмож», «рыцарей» и «щитоносцев».

Что касается этнического состава польской дружины, то и письменные, и археологические, и ономастические источники свидетельствуют о ее национальной (великопольско-силезской) однородности. Русская дружина (даже без учета ополчений земель и городов, наемников и «своих поганых», пленных ляхов на р. Рось) была полиэтнична. Она включала, кроме «изгоев» и «лучших» мужей» из восточных славян, также финно-угров  и Кветуни, пруссов и даже, по некоторым данным, хазар.

И численность, и этнический состав польской и русской дружин диктовались разными задачами, стоявшими перед ними, при общей цели — ликвидации племенных пережитков и консолидации государства на новой основе. В Польше эта цель достигалась инкорпорацией не только местных дружин, но и князей в состав «королевской» дружины и примирением князей с потерей традиционной власти на местах за счет занятия престижных и доходных должностей, участия во внешней экспансии и получения дани от окружающих Великую Польшу народов. На Руси эта же цель достигалась военным по преимуществу путем — местные знать и «княжье» (за исключением некоторых регионов) ликвидировались или переселялись в пограничные со Степью крепости.