«Грады» ставятся по периметру «России» (по Стугне, Трубежу, Остру, Нижней Десне), возможно, в Среднем Подесенье, разделявшем северян, вятичей, радимичей и кривичей, и на вновь создаваемой степной границе на Левобережье. Налицо внешняя аналогия с подобными же явлениями, имевшими место при создании «классических» дружинных государств: Чехии — раньше Руси, Польши и лишь отчасти «дружинной» Венгрии («кастелянская система») — позже ее. Функции градов — размещение части дружины, ее кормление, контроль и управление прикрепленными к граду землями, сбор с них налогов, предоставление «убежища» верховному правителю во время его объездов страны, выполнение в это время судебных обязанностей. Эти грады, особенно «пограничные», являлись одновременно и «сторожевыми крепостями». В первом (административно-фискальном) смысле эти славянские грады сближаются с датскими «королевскими крепостями» во время их «вторичного использования», с точки зрения Г. Лебедева. Однако последние, как мы уже выясняли, в этой своей ипостаси имеют на Руси другой аналог — «погосты», «станы», отчасти предполагаемые «дружинные лагеря». Первоначальное же значение «града» — это резиденция князя либо центр властвования в целом, символ «волости», государства на своей территории «и прия власть и раздал грады мужем своим», «Рус- кыя грады. по тем бо городом седяху великие князья под Олгом суще», «Вышгород град Вользин». Имеют «грады» и «местные» княжества, в них сидят причастные к управлению «старейшины града», как верно, вероятно, заметил И. Фроянов, «занимавшиеся гражданскими делами» и отличавшиеся этим от «князей и их сподручников бояр, профилирующихся прежде всего в области военной».