Второй, более ранний по времени записи, но более поздний по описываемым реалиям пласт сведений принадлежит восточным авторам первой традиции (Ибн Русте, Гардизи, ал-Марвази, «Худуд ал-Алам»), сведения которых, по А.П.

Новосельцеву, восходят друг к другу с некоторыми дополнениями, а в конечном итоге — к автору 40-50-х годов IX в. Муслиму ибн Абу-Мус- лиму-ал-Джарми и отражают реалии этого и чуть более раннего времени. По вопросу авторства и соотношения описания с конкретными, восточносла-

вянскими, а общеславянскими (Вестберг, Кмитович), великоморавскими (Тржештик, Достал), зличанско-хорватскими и краковско-хорватскими (Маркварт, Левицкий) реалиями имеются и иные точки зрения ряда российских, немецких, польских и чешских исследователей.

Мы исходим из уже высказанного допущения, что если описания все же касаются восточных славян, то в основном Юго-Западной зоны (Хордаб (Джарваб, Хордаб) и основной массив сведений). Но не только ее: Вантит (Вабнит, Вайт), расположенный «на востоке земли славян» в двух днях пути от венгров и печенегов, в IX в. кочевавших еще в Поволжье, мог находиться только в земле донских вятичей. Точная его локализация (по А.Н. Москаленко, А.Д. Пряхину или А.З. Винникову) в данном случае значения не имеет: важно его нахождение на Донском пути в славянских землях Каганата и получение сведений о нем из хазарских источников. Возможно, в Хазарии (но от русских купцов) или в Волжской Болгарии могли быть получены данные о более отсталых славянах, в том числе о финно-уграх, подвергавшихся набегам и поборам русов и служивших для последних рабами.

Для Юго-Запада интересен третий путь получения сведений — возможно, через Центральную Европу (далее — Византию или Кордовский халифат) — о юго-западной части восточных славян (хорватах).