Его выводы об отсутствии классов и особой форме государственности, сравнимой с полисами античности, отличались новизной для советской научной мысли, по крайней мере для историков-русистов (как уже говорилось, у медиевистов, востоковедов и этнографов ситуация была несколько иной).

Собственно, наши многочисленные критические замечания в адрес книги 1996 г. касаются не столько самой концепции ее автора, сколько его методики (выборочности примеров и статики описания) и, иногда, способов ведения полемики с оппонентами Если И.Я. Фрояновым, по существу, отрицается этапность процесса образования Древнерусского государства (выделяется лишь одна принципиальная грань — правление Владимира Святого, до которого была первобытность, после которого «варварское государство» просуществовало в неизменном виде вплоть до татаро-монгольского нашествия), то в настоящее время выделяется группа историков, делающая упор именно на этапности. Гносеологически их взгляды восходят на первый взгляд к «четырехэтапным» концепциям И.П. Шаскольского).

Отчасти эта стадиальная классификация была одобрена, воспринята и развита М.Б. Свердловым в плане распространения ее, в основном с использованием опыта В.Д. Королюка, в этой сфере. Отличие — М. Свердлов основное внимание уделяет процессу становления не государственности, а феодальных отношений в широком смысле слова (по Ю. Кобищанову, мнению многих востоковедов, некоторых медиевистов (Н. Колесницкий, А. Гуревич)). Общей чертой «большого феодализма» как общественного строя М. Свердлов в настоящее время считает «основание» его «на неземельных и земельных феодах — рентах как форме обеспечения за вассальную службу и на взимании разных видов ренты в господском хозяйстве».