Основание Иомсборга в земле вендского «короля» Бурицлейва, по приглашению последнего, людьми будущего конунга Дании Свейна Вилобородого (явление более позднее не только хронологически, но и стадиально (возможно, связано с расширением влияния Датской державы. Назначение (в потестарно-политическом плане) и характер отношений как с местным населением и «властями» (если таковые были), так и со скандинавскими конунгами таких археологически выявленных международных торговых факторий с выраженным скандинавским компонентом , как Ст. Ладога (Альдейгьюборг), Гробина и Трусо, не ясны для исследуемого периода. Для Гробина и наследника Трусо — Каупа, по которым отсутствуют письменные источники, и позднее нет определенности.

Впрочем, автор отнюдь не настаивает, по крайней мере в данной части работы, на чисто скандинавской этнической идентификации как «варягов» ПВЛ, «русов» восточных и иных источников описываемых реалий первой половины IX в., так и археологически определимых купцов, обеспечивавших начало функционирования как самого Волжского пути, так и его продолжений на Балтике и в Северном море. Теоретически это могли быть также пруссы, ибо существовали «торговые магистрали, ведшие по рекам Неман и Даугава на восток Евразии», обслуживавшиеся в том числе и «прусскими купцами», и найдено 11 кладов дирхемов 740-880 гг. в «западной части прусского ареала». Клады арабского серебра первой половины IX в. встречены в южной части Балтийского региона, прежде всего в землях «вендов» (руян, ободритов, приморской части лютичей, западном Поморье) и славяно-датском пограничье. Предметы западнославянского происхождения есть в Старой Ладоге и на Рюриковом городище.