Последние, в лице, например, О. Прицака, по сути, абсолютизируют явно «проходное» высказывание Г. Вернадского о роли хазар, превращая их в создателей (наряду с варягами) Древнерусского государства и основателей Киева. Критике этих взглядов посвящена обширная отечественная и зарубежная историография

Своеобразно пересматривает хазарскую версию основания Киева М.Э. Аджи, вводя в свою книгу раздел «Кипчакский Киев» и относя термин «Гардарики» не к славянским землям, а к степному Дешт-и- Кипчаку. Впрочем, не только кипчаки, но и «варяги оставили славянам Русь». Лишь позднее «конспект будущей российской истории» «набросал» Владимир Мономах, а сгладил ее шероховатости «руководитель всего летописания», «Первый Главный Редактор на Руси» Мстислав Великий. Впрочем, мы отвлеклись на характеристику книги, которую сам автор оценивает как проблемную, скорее публицистическую, чем строго научную.

В итоге круг сомкнулся: летопись оказалась неудовлетворительна прежде всего для сторонников «этнической чистоты» государства — будь оно исконно славянским или созданным на «пустом месте» норманнами или тюрками.

В связи с этим характерна судьба работ H. Гумилева: возникшие в какой-то степени как «оппозиция» официальной версии Б.А. Рыбакова, они в настоящее время поддерживаются именно «патриотами»56, чему, безусловно, есть основания: взять хотя бы его оценку уровня восточнославянской государственности начала IX в. как «сильного каганата Русь». Роль же норманнов сугубо отрицательна, они чуть не погубили эту «суверенную державу», поставив ее в зависимость от хазар

Таким образом, невольно, но вполне логично этнотипологическая односторонность сближает внешне полностью противоположные концепции (О. Прицака, Р. Пайпса, Б. Рыбакова,  Гумилева).