В связи с характером задач и соблюдая элементарную хронологическую последовательность создания памятников, рассмотрим вначале тот из них, который принадлежит перу первого из зафиксированных авторов христианской политической концепции Древней Руси.

В «Слове» Илариона явственно ощущается влияние не столько византийско-православной, сколько феодально-католической государственной доктрины. Это и обоснование легитимности власти Владимира «благородством» происхождения, прямой линией родства с отцом («Славным Святославом») и дедом («Старым Игорем»), Характерно (хотя и не обязательно неслучайно) умолчание о боковых линиях —

братьях и т.д. и даже о знаменитом (предположительно, к середине

XI   в.) князе Олеге Вещем, не предке Владимира. К феодально-иерархической шкале достоинств государя относятся его воинственность («храборство»)172, мужество (Иларион, 1990, с. 206). К исконно славянским обязанностям государя, в данном случае совпадающим с византийским идеалом, можно причислить его заботу о «правде» (законе)

Чаще в идеологических обоснованиях власти в чиновничье-бюро- кратических (и стадиально более ранних «земледельческих» городах- государствах и мегаобщинах) государствах встречается упоминание о власти над «четырьмя концами земли», хотя совпадение может быть и случайным (употреблены глаголы «ведома и слышима есть») (там же). Влияние болгарской политической терминологии можно усмотреть в употреблении термина «боярин» (если только это не поздняя замена), а также в сочетании тюркского титула «каган» со славянским (Владимир) и греко-православным (Георгий) именами.