Изменились и объекты нападений и получения «дани» — вместо «славян» им стал в основном «Рум» (Византия). Все это полностью подтверждается ПВЛ и византийскими источниками. В частности, в отношениях варягов — руси и славян, вместо старой формулы «грабитель» — «подвергающийся ограблению», стали преобладать разного рода государственнодоговорные отношения, установленные (по крайней мере, по данным ПВЛ) мирным, добровольным путем. Таким образом, или для византийцев этого времени нет различия между русью и славянами, или в походах на «Рум» тогда действительно участвовали только русы.

В структуре гипотетичной славяно-финской Северной конфедерации, судя по ПВЛ, предводители русов получают судебную функцию, т.е. замещают одну из важнейших, если не важнейшую должностную обязанность славянского «главы глав», «царя» первой традиции восточных источников.

Второй важной функцией новых органов управления («руси» в целом) было установление и поддержание кратчайшего пути в Византию. Именно таковым было задание отряда Аскольда и Дира (или только Аскольда, если Дир действительно правил раньше), а захват маленького «градка» Киева был их, так сказать, самодеятельностью.

Типологические аналогии как функциям верхнего («федерального», по современной терминологии) уровня власти, так и источникам и направлениям распределения ее доходов, в аспекте взаимодействия с «обществом», дает синхростадиальная и сходная в плане тенденций и направлений развития Скандинавия.

Не только для легендарных Инглингов, но и для вполне реального конунга Норвегии эпохи викингов Хальфдана Черного подчеркивается как главная их сакральная функция. Начиная с этого же конунга подчеркивается все возрастающая судебная функция монархической власти.