Во-первых, сведения об этом отсутствуют в письменных источниках до 992 г., в том числе у Константина Багрянородного, хотя, с одной стороны, он пишет о северных хорватах, а с другой — подробно перечисляет «пактиотов» Росии, в том числе соседей хорватов «вервианов» (древлян) и «лендзанинов» (волынян), к которым хорватов не относит. Кроме того, с покорением древлян в 883 г. связывается установление фиксируемого по кладам рубежа IX-X вв. торгового пути по Припяти на запад через землю волынян (лендзан?), в обход княжества хорватов. С учетом целей завоеваний русских князей того времени (контроль над торговыми путями) захват Карпат не был необходим. Если не предполагать также венгерское вторжение в Паннонию и Великую Моравию или чуть более раннюю экспансию последней (или восстание против ее гарнизонов), а об этом нет никаких свидетельств, то остаются внутренние причины. Среди последних, с учетом результата — строительства княжеских крепостей, можно предположить с наибольшей долей вероятности конфликт княжеской власти «микрофедерального» уровня с племенными князьями-вождями, старейшинами-аристократами, самоуправляемыми общинами (в зависимости от формы власти в том или ином гнезде поселений)

Внешнее воздействие могло использоваться лишь в своего рода демагогических целях — прокламирования необходимости сплоченности под властью одного правителя для отпора внешнему врагу, либо — потребностей сбора дани в пользу вышестоящего сюзерена, с использованием, возможно, воинских контингентов последнего. Не могло не повлиять на усиление независимости восточнохорватской правящей верхушки от «общества» участие (возможно, легендарное256) первой в походах «руси» на Византию, используемое как источник получения независимого от общества избыточного продукта.