Чтобы, не меняя текста книги, дать разъяснения по наиболее часто выявляемым неясностям, мы добавили в конце Введения («Историографических замечаний») новый параграф 5 с критико-аналитическим и системно-типологическим обзором современных течений в историографии, несколько расширив его по сравнению с предшествующими параграфами этого раздела книги.

Первое. В ответ на наше положение о резком сокращении подвластной Киеву (конкретно — Ольге) территории после кризиса 941 — 944 гг. он ставит следующие вопросы.

Как смог Святослав вести свою широкую экспансионистскую политику за пределами восточнославянской территории, если власть Киева на восточнославянских землях столь резко сузилась (что означало бы огромное уменьшение материальной базы из-за потери даней)?

Почему он, умевший побеждать хазар, болгар и греков, подчинивший вятичей, не восстановил власть над отпавшими «Славиниями»?

При ответе на первый вопрос А.А.Горского отметим неточность его исходной посылки. Действительно, из южных «Славиний» Ольге удалось удержать (как это и указывает ученый при ссылке на нашу работу) только древлян, но кроме них ей сохранили верность словене новгородские, часть кривичей (смоленские), собственно «Росия», а Святослав добавил (правда, временно) и вятичей.

Впрочем, главное не это. Лев Диакон пишет и о причинах похода, и о способах мобилизации сил для него. «Возбужденный надеждой получить богатство, видя себя во сне владетелем страны мисян, он (Святослав — Е.Ш.), будучи мужем горячим и дерзким, да к тому же отважным и деятельным, поднял на войну все молодое поколение тавров».