Наибольшее количество данных о системе управления одной из «славиний», или княжеств, подчиненных Росии, дает та часть ПВЛ, которая повествует о Древлянском восстании. Само политическое образование древлян носит название «земля с городами», в том числе главным — Искоростенем, где сидят несколько сот «лучших», или «нарочитых», «мужей», которые «держат Деревскую землю». В этом видится намек на что-либо подобное аристократической мегаобщине и на наличие «градов» Среднеевропейской модели государства.

Третья группа отношений (система управления) наиболее полно отражена в произведениях Константина Багрянородного, где славяне, объединенные в «Славинии», названы «пактиотами»308 Росии. ПВЛ добавляет, что отдельные славянские «княжения», племена («языки») и города находились на разных ступенях взаимоотношений с русью. Это договорные отношения309 с Северной конфедерацией, во всяком случае с Новгородом, возможно, с киевской и иными общинами полян, с внедрением «руси» в отдельные звенья их аппаратов управления; даннические отношения покоренных310 (или «освобожденных» от хазарского владычества) древлян, северян, радимичей, возможно, дреговичей, при полном невмешательстве руси в их внутренние структуры управления; временные военно-союзнические отношения с волынянами, белыми хорватами, тиверцами и уличами.

Таким образом, структуру государства, во главе которого стояли русы (русь, росы), можно представить следующим образом. Имеются государственные территории русов, которые у Константина Багрянородного передаются термином «Росия», а ПВЛ конкретизирует, называя русские города (возможно, но необязательно с их волостями), дополняя тем самым список городов «внешней Росии» у Константина