Таким образом, небольшая, с точки зрения возможностей и степени информативности археологических источников и методов исследования и обработки, неточность датировок может существенно изменить нюансы одной концепции, не говоря уже о возможностях оперирования ими для построения разных гипотез. Тем не менее и здесь более широкий подход дает свои результаты. Зная применявшуюся русскими князьями «методику» покорения славянских «племен» из нескольких центров, можно сопоставить время и цели основания Белой Вежи, отрезавшей северян и вятичей от остатков Каганата, появление скандинаво-русских дружинных древностей в Чернигове, а затем в Посей- мье (конец X в.), а также Среднем Подесенье, можно сопоставить их появление с поэтапным покорением левобережных, прежде всего северянских, земель. Древнейший461 достоверный в этом плане археологический факт датируется денежно-вещевым кладом и отдельными «варварскими» подражаниями дирхемам «левобережного веса» (обрезанных в кружок) 70-х годов  из слоя гибели городища I орналь.

Горналь и Верхнее Посеймье в целом являются как бы отправной точкой завоевания земель северян, начатого, вероятнее всего, при Ярополке. Косвенным доказательством последнего является отсутствие упоминаний покорения северян при Владимире Святом и Святославе, в то время как иудео-хазарские письменные источники и археолого-нумизматические данные достаточно однозначно свидетельствуют в пользу либо их независимости, либо возвращения в сферу влияния Каганата с середины X в. «Корректировка» летописцев, обвинение их в умолчаниях или сознательных искажениях — дело, на которое можно пойти лишь в самом крайнем случае, при наличии весьма веских оснований.