От небольших временных застав (небольшие городища почти без культурного слоя) на границах и пограничных же крепостей с постоянными гарнизонами, зачастую быстро обраставшими торгово-ремесленными посадами, возможные «дружинные лагеря» должны отличаться отсутствием или минимальными размерами последних (если только они не перерастали в города, как Белгород, например). Их могут характеризовать большие размеры и степень военизации быта, чем у пограничных крепостей, но меньший хронологический диапазон некрополей и их более выраженный военно-профессиональный состав, а также определенное расстояние (один переход) от пограничных линий (Белгород, Леплява).

3.   Стадиально и типологически-территориально наиболее близко описание внутреннего социального устройства викингского центра Иомсборг в земле вендов (ободритов?), в котором («Сага о Иомсви- кингах») некоторые исследователи считают допустимым видеть «типизацию реальных дружинных лагерей Дании». В этом описании можно выделить регулирование отношений с помощью не кровнородственных (они вообще в расчет не шли), а корпоративных связей, обобществления добычи, запрета держать женщин, строгого внутреннего распорядка (запрет отлучаться более чем на три дня, наличия собственных законов, гарантом соблюдения которых выступает создавший их военный вождь, основатель Иомсборга. Последний выступает посредником в отношениях двух своих сюзеренов — князя «Бурислейва» и конунга Дании Свейна, т.е. как достаточно самостоятельный и авторитетный (женат на дочери князя Вендов) правитель. Функции Иомсборга и его населения для «королевства» Бурислейва — «защита своего округа (йом) и (всего) королевства». Источники снабжения не указаны, однако можно предположить, что это — подати с подвластного округа (по типу «кормления» ярла Рогнвальда и его сыновей Эйлива и Ульва в Ладоге.