Возможна, впрочем, и случайность: как бы «витающий в воздухе», без даты, имени «царей» и князя документ, точнее его часть, был связан с эпизодами «сказания» и привязан к конкретным именам и дате (907 г.). Однако связь его с русскими реалиями последней трети IX — начала X в. вполне возможна.

Вторая попытка «локализовать» Олега во времени могла иметь место лишь после введения в научный оборот текста договора 944 г. и составления на основе византийской (правда, с ошибкой в 10 лет) хронологии списка князей. Характерно, что в нем отсутствуют Рюрик, Аскольд и Дир. В связи с этим его автор мог реконструировать события времен Олега как бы «сверху», от 941-945 гг. В ней главными являются три момента: хронологическое расстояние от даты воскняже- ния Олега (по списку и, возможно, «варяжской легенде»); совпадение года заключения престижного мира с Империей как кульминации деятельности князя и года смерти Игоря; разрыв в 4 года между походом (941) и заключением мира (944/945).

Общая длительность правлений Олега и Игоря (с 879 по 945 г., оба года включительно) — 67 лет. Эту цифру, при отсутствии зафиксированной даты смерти Олега и вокняжения Игоря, логично было бы просто поделить пополам и получить по 33 с небольшим года. Поскольку год смерти князя совпадает (или чуть запаздывает) со временем установления мира с Византией, последняя дата (912 г.) почти точна, если от 945 г. отнять традиционные три десятилетия (точнее, 33 года) или

по общепринятым датировкам договоров — 944 и 911 гг., что дает тот же результат). И наконец, если исходить из ранее установленной даты похода — 907 год, то, добавив к ней 4 года «разрыва» между походом и договором 941-945 гг., получаем также одну из искомых цифр — 911  год.