Это было эффективным средством контроля за последними, но в то же время повышало престиж их военачальников как в глазах подчиненных, так и в собственных, усиливая преданность князю. «Нарочитые мужи», судя по местному происхождению термина, наличию в «племенных княжениях» и конфликту с дружиной Ярослава в 1015 г.,— вероятно, и есть представители «туземной» военно-родовой аристократии на службе великому князю.

Территориальный вариант объяснения: гриди — «столичная» гвардия, остальные — те категории «провинциальных» дружинников, гарнизонов крепостей, которые, находясь в Киеве, имели право на стол в гриднице (что не исключает постоянного размещения части представителей этих категорий дружинников в Киеве). Место их базирования — «грады» на рубежах «Росии» — «Русской земли» и общегосударственных границах («наруби мужей лучших и от них засели грады». Бояре же, как военачальники, и отроки, кормившиеся за счет части собранной ими дани и «полюдья», размещались в опорных пунктах по всей территории государства.

Что касается функций «гражданского» управления, в том числе и законодательного уровня, то, судя по ранее приводившимся фактам, связанным с принятием христианства и вопросом отмены виры за разбой, они скорее принадлежали боярам (причем, не обязательно дружинным) и «старцам градским».

 «Дружинное государство» на Руси в сравнительно-историческом аспекте и тенденции развития ранней государственности

«Дружинное государство» в строгом смысле слова — достаточно редкое и узколокальное явление, в наиболее полном виде представлено в Чехии и Польше, возможно, в Дании, отчасти за короткий период и только как инструмент политогенеза — в Венгрии.