Однако для наименования той или иной формы необходимо выбирать наиболее яркий, значимый, «знаковый» признак. Так, выделяется «корпоративно(этнически)-эксплуататорская», «чиновничье-бюрократическая», «феодально-иерархическая» государственность (из 11 форм, предложенных автором для типо- логизации государств древности и средневековья

Однако, как и в этих формах, так и в случае с «дружинной» моделью ранней или переходной (от «вождеств» к ранней) государственности, их сущностные характеристики, естественно, не ограничиваются составом элит, вынесенным в название.

С этим значимым признаком функционально связан ряд других (социальная структура, отношения власти и народа, внутри власти, механизмы ее институционализации и легитимации т.д.). В характеристиках именно «дружинного государства» автор следует не за историками русистами и медиевистами, с которыми он «действовал» параллельно, а за славистами, разработавшими «среднеевропейскую модель» перехода к феодализму, и концепцией «дружинного государства» переходного периода у основателя потестарно-поли- тической этнографии Л.Е. Куббеля (об этом написано и в моей монографии — с. 31). Признаки «дружинного государства», с учетом наработок вышеуказанных авторов, были приведены как на с. 31-32, 277- 279 первого издания монографии, так и в предшествующих ей статьях.

Что касается стадиально-хронологического аспекта существования «дружинного государства» на Руси, то он уже обсуждался в ходе дискуссии по докладу на эту тему на X Чтениях к 80-летию В.Т. Пашуто в 1998 г. Уже тогда А.А. Горский, поддержав в целом мысль автора о дружинном характере правящей элиты Руси, предложил исследовать под этим углом зрения и вторую половину XI — XII в.