Но касается это положение в основном хода военных действий, численности войск и т.д.

Что касается методов Святослава по отношению к болгарам, то и русские, и византийские источники здесь едины: вначале применялась наглядная демонстрация военного превосходства и устрашение, затем — компромисс. Первое наглядно продемонстрировал пример Филиппополя, а также то, что «росы рассматривали Болгарию как свою военную добычу», а болгары считались «порабощенными», в то же время признавая, с одной стороны, определенные права ромеев на нее, с другой — на определенную долю суверенитета. Так, законный царь Болгарии Петр не был убит Святославом, а умер сам, его сын Борис сохранил престол в Преславе, правда, под наблюдением русского воеводы Сфенкела и византийского «советника» Калокира, а отношения с «мисянами» названы «союзом». Болгары (мисяне) входили в состав войска Святослава во время Фракийского похода и сражения под Аркадиополем. Отношения с ними стали меняться после взятия («освобождения», по византийской терминологии) Преслава Иоанном Цимисхием, когда болгарские города без боя стали сдаваться его войскам. Снова начались репрессии, носившие, правда, скорее превентивный и ритуальный характер. Византийцы в той же ситуации действовали совершенно по-иному: взяв Преслав, Иоанн Цимисхий отпустил пленных болгар, а за «схваченным» Борисом сохранил царский титул и регалии, «уверив, что он явился отомстить за мисян, претерпевших ужасные бедствия от скифов. Проявив наглядно свою традиционную политику «разделяй и властвуй», заставив удалиться Святослава и заключив с ним мир, византийцы укрепили болгарские крепости и города, как свои, переименовав часть из них, включая столицу Болгарии. Они заставили «царя мисян Бориса» «сложить с себя знаки царского достоинства», введя его, правда, в круг византийского чиновничества.