ПВЛ (а возможно, еще Начальная летопись) и восточные источники первой традиции (особенно Гардизи), упоминая о дани славян в пользу варягов или русов, о грабеже и продаже в рабство (по Восточному пути?) последними первых, не говорят, однако, ни о какой зависимости ни от какого конкретного скандинавского государственного (точнее, предгосударственного) образования. Варяги (и русы) здесь характеризуются, скорее, как народ, или, точнее, этносоциальная группа, данные о метрополии которых неоднозначны. Речь может идти не о включении части территорий Древней Руси в состав какого-либо из складывающихся балтийских (скандинавских) государственных организмов, а, по-видимому, об «обретении родины» частью их представителей (изгоев?) на Востоке, в Аустрвеге и Гардах. Последнее говорит в пользу синтезного пути образования «варварского» государства на Руси, о его предполагаемом двухуровневом характере.

Дальнейшие 20 лет его генезиса и истории являются «темными». Источники не проясняют, в частности, причины переноса столицы из Ладоги в Новгород, затем в Киев. Последнее же повлекло изменение не только «центра тяжести» формирующейся государственности, но в итоге ее модели и даже, отчасти, формы. На северные вождества могла оказывать влияние балтийская модель государственности с ее виками, особым значением международной торговли, культом индивидуализма, предприимчивости, юридизмом в широком смысле слова, отсутствием пиетета к правителям и в то же время «вождизмом».