Русы, являясь плохими наездниками, «на коне смелости не проявляют и все свои набеги, походы совершают на кораблях» Корабли в связи с военными действиями упоминаются четыре раза, столько же — в связи с торговлей. У славян конница также не упоминается, но их «царь имеет верховых лошадей» (три упоминания).

Набор оружия у славян такой же, какой описан у Прокопия Кесарийского, Иоанна Эфесского и Псевдо-Маврикия, — щиты, дротики, стрелы, копья, но добавляются «прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги», имеющиеся у «царя»

Мечи — единственный, но самый весомый в таблице 1(15 упоминаний) признак вооружения русов, причем это не только оружие, но и в какой-то степени предмет культа, абсолютно не встречающийся у славян.

Итак, анализ данных таблицы 1 позволяет прийти к следующему выводу. Даже учитывая многослойность восточных источников, разный характер и степень достоверности их «информаторов», традиционные схемы описания народов определенного типа, применение статистических методов подтверждает непреложный для исследователей XIX в. вывод: употребляя термины «славяне» и «русы», мусульманские авторы подразумевали под ними абсолютно разные в этническом и экономическом плане общности. Это не два названия одного и того же народа, не составные части друг друга ни в этническом, ни в социальном аспекте — это два разных, хотя и тесно связанных и в чем-то взаимодополняющих друг друга народа. Именно в стране славян русы брали значительную часть товаров для торговли с Востоком и «Румом», именно славянские рабы служили для них переводчиками.

Каких именно «славян» (ас-сакалиба) имели в виду авторы традиции «острова русов», описывавшие реалии середины IX в.