Что же касается соотношения трех почти синхронных друг другу и по описываемым событиям сообщений (Вертинских анналов, Жития Георгия Амастридского и ал-Якуби), то попробуем предложить свою гипотезу по этому поводу. Отметим, во-первых, явную «трехслойность» данных Анналов: письмо Феофила, личные наблюдения окружения Людовика Благочестивого (в том числе и возможного автора сообщения) и слова самих посланцев «Хакана рос» после дознания. В Константинополе их видят впервые, поэтому любые их сообщения принимают на веру, в Ингельгейме знают хорошо Свою принадлежность к «народности шведской» послы тщательно скрывают (этот факт — результат расследования). По-видимому, предположение, выдвинутое Людовиком, — о шпионской их миссии в Византии (но не в его империи, где она, вероятно, не была ни столь необходима, ни столь возможна) — и является наиболее правильным. Речь идет не о заключении мира после нашествия на Амастриду  (об этом ничего не говорится в письме Феофила, да и ясно, что росов в Константинополе видят впервые), а о разведке перед проникновением в бассейн Средиземноморья. При таком понимании этих событий вполне логично выстраиваются в одну цепочку и грабеж малоазийского побережья (скорее всего, в 842 г.), и совершенное по той же «методике» нападение на Севилью в 843/844 г. Речь во всех трех случаях, вероятно, идет об одном и том же народе, несмотря на некоторые различия в названиях: «рос» письма Феофила, «рус» — в остальных двух сообщениях. Вероятно, нападения и на Амастриду, и на Севилью были частью одного (или двух, но взаимосвязанных) похода на еще не знавших их «русов», Византию и арабский мир. В связи с этим достаточно убедительно начинает звучать и более отдаленное по времени сообщение ПВЛ: «В лето 6360 индикта 15143 начаша Михаилу царствовати начася прозывати Русская земля».