Вместо разрушенных центров роменской государственности сооружаются такие крепости, как Гочево, и, возможно, Курск. Чуть позднее (на рубеже X-XI вв.) через эти пункты, а также Липовое, Зеленый Гай, Белгородку-Николаевку и др.

проходит наконец прямой путь из Киева к источникам арабского серебра — в Булгар. В данном случае по целям войну с северянами можно отнести к типу завоевательных, с задачами не только присоединения податных территорий, но и создания лучших условий для торговли. Характерно, однако, что маршрут пути, проходя вдоль печенежских степей, минует не только земли «диких вятичей» по Оке, но и давно освоенный русами Черниговский регион. Вполне возможно, что там все еще правила русская, вероятно, «вассальная», но и все же «альтернативная» киевской династия (Новик, Шевченко, 1995) или «воспоминания» об этом были слишком свежи, чтобы рисковать надежностью пути в самом его начале. Возможно, именно в связи с этим первый гипотетичный поход против северян на Псёл проходил не через Чернигов — Посеймье, а в южном варианте, в обход468 кстати достаточно устоявшейся и соответственно укрепленной русско-северянской границы в Нижнем Подесенье.

Однако правила или нет в Чернигове независимая (или вассальная), безусловно русская, а не «местная» (северянская) династия, именно его округа стала, по данным археологии и нумизматики, исходной базой для второго направления «государственного освоения» земель не только северян, но и части радимичей и вятичей.

Исходными и подготовительными пунктами для этого могли послужить гипотетические «дружинные лагеря» вдоль русско-северянской границы: Шестовицы, Сновск, возможно, Блестовит, Ропеск, Левенка.