И многоженство, и тенденции  к моногамной (выделение «любимой» жены среди прочих) семье прослеживаются и у русов, и у славян. Впрочем, в этом раннем круге источников об отношениях русов к женщинам говорится весьма мало. У славян «распространены прелюбодеяния», но с ними ведется борьба, в частности, жена за измену предавалась смерти.

Что касается населенных пунктов в социальном плане, то у славян упоминаются отдельные крупные города — столицы (Джарваб, Вант) и крепости (кала, хисар), у русов — «много городов», но ни один из них не назван.

В блоке III достаточно часто выступает примерно один уровень социального развития славян и русов, причем первые во многом идут впереди

У них более развит аппарат управления, эксплуатации собственного народа, более непререкаем авторитет царя, меньше, чем у русов, пережитков родового строя. У русов жрецы («знахари») выступают реальными соперниками царей («хаканов»), сами русы (во всяком случае, их знать) живут лишь за счет торговли и эксплуатации не своего народа, что характерно прежде всего для стадии военной демократии, чему не противоречат и пережитки родового строя в виде «божьего суда» и кровной мести.

Религиозные представления славян и русов, как это ни странно, слабо отражены в произведениях мусульманских авторов IX — начала X в., но и здесь улавливается разница между описаниями этих двух групп (блок IV). Для славян отмечены земледельческие культы и культ быка, а также общий для всех язычников, в представлении последователей Мухаммеда, культ огня. Русы же, судя по косвенным свидетельствам арабских и персидских текстов, верили только в меч, хотя слово «поклоняться» в связи с этим не употреблялось. Отмечено лишь наличие служителей культа — «знахарей», обладавших значительной властью, в том числе и над «царем». Особенно поразили внимание мусульман человеческие жертвоприношения у русов — они отмечены три раза.