Механизмы оборонительных войн сыграли, вероятно, решающую роль в ускорении темпов унификации государства и нового, для новых целей, резкого увеличения его вооруженных сил. Применение же одного из самих сильнодействующих механизмов сакрального типа именно в преддверии возникновения необходимости организации стройной системы обороны выглядит достаточно неожиданно. Если исключить традиционную для подобного рода повествований летописную версию о чудесном исцелении Владимира в Корсуни, остается либо дальновидное и абсолютно «плановое», в духе

продолжения реформ Ольги , мероприятие, состоявшее из тщательного отбора вер и связанных с ними моделей идеологического обеспечения власти, а затем решительное, с использованием всех средств и разных методов, приобщение своей правящей верхушки к наиболее ей подходящей и импонирующей; либо этот шаг был вынужденным, и Владимир пошел на него под давлением каких-то неизвестных нам обстоятельств середины 80-х годов X в., показавших неэффективность ранее задействованных «семейно-родовых» и языческо-сакральных механизмов консолидации страны и повышения престижа и монополии на власть великого князя — «кагана» Владимира.

Вопрос о «крещении» Руси — отдельный, как и его историография. Здесь хотелось бы отделить необходимость использования сакрального механизма в трех аспектах: 1) этнокультурной и этнополитической консолидации государства; 2) поднятия престижа верховной власти, ритуально-идеологическое ее отделение от ближайшего окружения (рода, дружины) и, через их голову, мистическое сближение с «народом»; 3) внешнеполитического.

В каждом аспекте есть две стороны: осознание необходимости принятия общей религиозной идеологии и обрядности и выбор для этого именно православия (случайность или «предопределение»).