Механизм присоединения «племенных» княжений, в случае разрушения их политической структуры и «столиц», замены их опорными пунктами великокняжеской власти с русскими гарнизонами, обладавшими специфи

ческой культурой и погребальным обрядом, хорошо «читается» археологически Проблема только в степени точности датировок. Так, гибель городища «Коровель» как центра черниговских династов некоторые исследователи датируют концом 60-х годов, связывая и ликвидацию его независимости, и его самого с походами Святослава на восток. Несколько противоречиво этот же вопрос трактуют Ю. Шевченко, А. Уманец, Т. Новик. Так, они допускают возникновение этой династии еще в 40-е годы

X    в., связывая датировки с некоторыми Шестовицкими курганами и упоминанием Улеба и Сфандры в договоре 944-945 гг. в сопоставлении с Хельгу «Кембриджского документа». Вместе с тем «наиболее удобным временем для основания независимой династии» считаются 70-е годы X в., время «ослабления Киева» и «освобождения от частичной вассальной зависимости от Каганата» после походов 965-969 гг. С этим же периодом связываются скандинавские курганные древности самого Чернигова типа «Черной могилы», в которой был захоронен князь, погибший в борьбе с Владимиром Крестителем, пытавшимся в 992 г. христианизировать Чернигов и уничтожить местную династию. Именно с этой попыткой, хотя и неудачной, связывается гибель городища «Коровель». Допускается и существование такой скандинавско-хазарской («ассийской», «савирской») по происхождению династии в конце X — начале XI в., представителями которой оставлены, в частности, сидячие погребения Шестовицкого некрополя