Константин Багрянородный называет Игоря «архонтом», указывая в другом месте, что у «русов» таких архонтов несколько. Учитывая ту корректность, с которой данный автор обращается с терминами, особенно в том, что касается титулатуры правителей разного ранга, следует обратить внимание на то, что этот василевс понимает под титулом «архонт». Хотя Константин не дает никаких сведений о положении «архонта» конкретно у «росов», однако, поскольку этот титул не «туземный», как, например, эмир, хаган, а «ромейский», то возможно по аналогии выяснить причины его выбора для характеристики предводителя «росов». Сравним характер применения этого термина к правителям «сарацинов», армян, хорватов, сербов, венгров, Херсона (а кроме того, он применялся и по отношению к некоторым должностным лицам Империи). Во-первых, «архонт» — выше «старцев-жупанов» славян и «воевод» венгров, но ниже королей, эмиров, хаганов. Кроме того, «архонты» — правители, либо недавно пришедшие к власти, либо лица, назначенные или выбранные (пусть даже из одного рода), но не получившие ее по наследству, как короли. Исключение составляют Ашот II Еркат, унаследовавший титул «архонта архонтов» от своего отца Смбата I, «архонт Моравии Сфендополк» и его старший сын «великий архонт», «архонты» Болгарии (в том числе и такой могущественный ее правитель, как Симеон), «катархонт» (халиф) «сарацинов» и «хаган — архонт хазар». В некоторых случаях «архонты» — правители отдельных составных частей государств Армении, ломбардские герцоги. При описании Далмации Константин ставит знак равенства (в территориальном плане) между «Славинией» и «архонтией», делящимися на «жупании» или воеводства.