Из западноевропейских латиноязычных источников особое значение из-за тесной контаминации его данных с полулегендарными сведениями саг имеет «Житие Св. Ансгария» Римберта, написанное через 20-25 лет после описываемых в нем восточнобалтийских событий и реалий.

Анализу восточных (мусульманских) источников в вышеуказанном (структурно-процессуалистском) контексте посвящено несколько работ автора. Главный вывод, основанный на контент-анализе текстов в переводах А.П. Новосельцева, А.Я. Гаркави, И.Ю. Крачковского и др., повторяет лежавший на поверхности еще в XIX в., но основательно «забытый» в середине XX в. тезис — при описании «русов» и «славян» восточные авторы имеют в виду разные не только в социальном, но и в этнографическом плане общности. Новое — заключение о более высоком потестарно-политическом уровне развития «славян», чем «русов», на середину IX в., а также подробный структурно-статистический анализ обеих общностей.

Обращение снова к этому сюжету продиктовано тем, что выводы большинства востоковедов-переводчиков XIX в., как и современных, об абсолютном этнопотестарном различии русов и славян являлись для них столь очевидными, что не подкреплялись четкой системой доказательств. С другой стороны, в среде специалистов по Древней Руси (в плане их изначальной специализации) во второй половине XX в. закрепилось прямо противоположное или компромиссное мнение (одно исключение — Г.С. Лебедев). Эти последние путем сложных построений всестороннего источниковедческо-логического анализа могли доказать, например, что «русы» — это все восточные славяне, за исключением «славян»-вятичей, оставшихся за пределами их (древнерусской) государственности.