Но даже если летописец перечислил реальных участников похода, а не добавил древлян, радимичей, северян, вятичей, хорватов, дулебов, тиверцев «для полноты картины», взяв их из перечня «славянских языков» на Руси, то ПВЛ прямо не говорит о получении ими хотя бы части дани, не говоря уже об участии в торговом договоре.

В статье 921-922 гг. НПЛ есть еще одно, более существенное для ответа на главный вопрос данного параграфа, отличие от, очевидно, имевшей в виду то же событие статьи 907 г. ПВЛ. «И заповеда Олег дань даяти на 100, 200 («сто») корабль, по 12 гривен на человек, а в корабле по 40 муж». Для перечня участников похода по Начальному своду — варяги, поляне, словене, кривичи (скорее, выходцы на числа последних), делящиеся на группы по качеству добычи, число кораблей и дань, вполне реальны. Для огромного и пестрого по составу войска Олега по статье 907 г. было изменено и число кораблей — 2000, при сохранении старого указаний на размеры их экипажей; если добавить к этому указание на то, что часть войска продвигалась на конях. (НПЛ об этом не упоминает), получаем гигантскую численность войска, такие же масштабы похода и полученной (во всяком случае, «заповеданной») дани-контрибуции (960 000 гривен, минимум)359 Возможен компромиссный вариант решения вопроса и о масштабах похода, и о его экономических резуль

татах. В нем могли участвовать конные дружины племен Юга, прошедшие через Болгарию либо по договоренности с Симеоном, либо вместе с его войсками (например, в 897, 904 или 912 гг.). Возможен и флот однодеревок-моноксилов (для части словен, кривичей — по НПЛ), чуди и мери (по ПВЛ), отсюда и число в 2000 «кораблей». Но дань-контрибуция давалась только «морской» части войска — 100— 200 судам большой, в сравнении с драккарами и морскими лодьями, вместимости (по 40 человек).