Присутствует в зарубежной литературе тенденция, как, впрочем, и в отечественной, показывать историю Руси в связи с общеевропейской, а анализ источников по этому процессу производить в контаминации с аналогичными их типами, но созданными в других странах. Отметим, например, параллели между славянскими былинами и скандинавскими сагами, вопрос о необходимости изучения которых ставит молодой польский исследователь А. Мазяж.

На грани между «зарубежной» и «отечественной» историографией стоит опубликованная в сборнике «Древнейшие государства Восточной Европы. 2004» работа шведского исследователя Ю. Гранберга по отдельным элементам древнерусской государственности, в частности по роли веча.

источники

Общий обзор, оценка степени информативности и достоверности

Скудность, противоречивость (точнее, способность быть основанием для разнонаправленных интерпретаций), разнохарактерность традиционных (письменных, а в последнее время — и археологических) источников стали достаточно общим местом историографии. С точки зрения структурно-процессуалистских методов, применявшихся в отечественной историографии лишь к анализу африканских, «восточных», индейских структурированных обществ, но никак не к Руси92, ценность могут иметь еще меньшее их (источников) количество. Сразу оговоримся, что чисто этноидентификационный (и этнолокализационный) подход в интересующих нас аспектах может играть роль средства, но не главной цели.