Тем более что исследователи Сарского комплекса считают возможным отождествлять его главную часть (городище и селище 1) со столицей мерянского княжества, а селище 2 на другом берегу Сары — с «временным лагерем дружинников». Под эту характеристику, по мнению некоторых современных исследователей, подпадает и Шестовицкий комплекс, «топографическое размещение (которого) совершенно не располагало к сооружению и функционированию здесь крупного торгово-ремесленного центра».

В проблеме типо-терминологического определения понятия «дружинные лагери» можно выделить несколько аспектов.

1.   Источники снабжения постоянных контингентов войск, сконцентрированных в одном месте в течение достаточно длительного времени.

2.   Функциональное оправдание этого особыми, а то и чрезвычайными обстоятельствами; выделение возможных зон таких явлений.

3.   Предполагаемый внутренний распорядок «лагерей» и их возможные внешние (археологические) признаки.

4.   Соотношение «населения» «лагерей» с иными частями войска, отношения его с потестарно-политическими органами.

5.   Наиболее вероятные «претенденты» на роль данного типа пунктов

в Древней Руси (по материалам Левобережья Днепра).

6.   Место таким образом идентифицированных «дружинных лагерей»

среди других аналогичных им типов военных поселений.

7.   Место «лагерей» в раннегородской сети на Руси.

1.   Отпадают два основных способа обеспечения постоянной части войска дружины «руси»: круговые объезды подвластных территорий и непосредственная добыча, дань-откуп или контрибуция. Кроме того, нет еще никаких данных о натуральном самообеспечении типа чешских «milites», русских военных поселенцев, византийских акритов или воинов зулусских краалей.