И тогда, и в монографии постулировался тезис о том, что «дружинная государственность» — не столько особый этап государствогенеза, сколько «средство» перехода от системы отношений государство-общество, характерных для «вождеств» (в том числе и «сложных»), к раннегосударственным. В силу этого на Руси этот период в широком смысле укладывается в рамки между реформами Ольги и началом правления Ярослава Мудрого, в узком (фаза его «расцвета») — в период после Святослава, но до начала «гражданских войн» после смерти Владимира I. Этот период в целом перекрывает заключительную фазу «двухуровневой» (сложносоставной) «варварской государственности» и фазу становления ранней государственности, т.е. весь переходный период, ключевым моментом в котором были реформы Владимира I конца 80-х — начала 90-х годов X в.

И раньше, и позже существовали и другие органы управления кроме дружины5, да и «Большая государственная дружина» существовала только в это время, что связано с завершением объединения земель и отражением массированного печенежского натиска. Ранее кроме дружинной корпорации «русь» были и народные собрания в «племенах», родовые старейшины, «старцы градские». Позднее монополия дружины на власть постепенно нарушается: ее нарушают веча городов, управители княжеских сел и «градов» (тиуны, огнищане), имевшие иногда даже рабское происхождение, сами бояре-вотчинники (хотя и происходящие от верхушки дружины, но имеющие иные источники доходов и правовой статус), церковная организация.