Достоинства восточных источников — в их хронологической одновременности описываемым реалиям и явном отсутствии заинтересованности в сознательных искажениях. Недостаток — неточность и спорность этнографических локализаций, возможное получение информации через вторые руки, влияние стереотипов описания (литературных традиций).

Разнородный и в общем небольшой корпус письменных источников еще более сокращается, если учесть специфику их объекта. А это прежде всего — «империя Рюриковичей» второй половины IX — X в., потестарно-политическое образование априори переходного — между простыми вождествами и ранней государственностью — этапа.

Форма этого образования, в вертикальном плане, — двухуровневое государство, верхний («федеральный», «имперский») уровень которого образует правящая военно-торговая корпорация «Русь», нижний — князья, вожди, старейшины отдельных подчиненных ей субгосударств — территориальных вождеств-княжеств и протогородов-государств. В итоге — это, скорее всего, сложнотипологическая система протогосударственных организмов, обладающих каждый своей спецификой, из которых создателей отечественного обоснования власти — авторов ранних летописей — интересовал только верхний, «русский», уровень.

С другой стороны, процессы самостоятельного развития отдельных суборганизмов, отчасти «вторичного», под влиянием того или иного военно-политического и торгового контрагента Руси, продолжались и в составе этого государства, приводя иногда к полной временной самостоятельности или возобновлению зависимости от «третьей силы». На периферии Руси формирование вождеств разных типов и их перерастание в более потестарно-политически высокие организмы не прекращалось и в конце IX — X в., или стимулируясь, или тормозясь вхождением в состав относительно единого государства.