Договор же 944 г. содержит сведения о территориально-политическом устройстве «варварского» двухуровневого государства не периода его расцвета и стабильности, а кризиса и предстоящей трансформации, т.е. иной фазы того же (переходного) этапа государствообразования.

Соответствует этому положению на Руси как раз фраза преамбулы к договору 944 г., отражающая не столько стройную иерархию князей169, сколько их совместное участие в управлении Русью и в получении своей доли доходов от всех предприятий — «от всея княжья», в целом стоящего на ступень ниже одного великого князя, но выше «всех людии Руския земли» и его (князя) «бояр». Интересно также совпадение одной важной детали в договорах 907 и 944 гг., отсутствующей в статье 912 г. Это перечисление русских градов (Киева, Чернигова, Переяславля и др.), купцы которых имеют право на получение месячного содержания, а по соглашению 907 г. — и беспошлинной торговли. Худшие для Руси условия торговли по «ряду» 944 г. вполне логично вытекают из обстоятельств ее «положения» после 941 г. Последнее обстоятельство лишний раз свидетельствует о самостоятельном происхождении, оригинальности текстов именно 907 и 944 гг.

Однако именно список основных городов, составляющих правящую «триаду» в «Русской земле» с 1054 г. до начала XII в., наряду с фактом умолчания в византийских источниках как о событиях 907, так и 912 г., снова возвращает нас к сомнению либо в реальности описанных под этими годами событий, либо в их датах.

И здесь уже сделать более ничего нельзя, разве что выдвинуть очередную гипотезу, объясняющую появление их в летописи.

Вероятно, существовало две попытки реконструкции событий и дат правления Олега.