О том, что под термином «русь» скрываются именно эти (или их часть) составляющие, косвенно свидетельствуют данные о «реабилитационном» походе. В первом варианте среди участников упоминаются «вой многы» — варяги, поляне, кривичи, а особую дань (тканями) получали до этого не названная «Русь» и словене. В статью 944 г. Русь уже вставлена между варягами и полянами. В переданной здесь же болгарской версии похода термин «Русь» охватывает всех вышеназванных участников (включая новый (по сравнению с НПЛ) элемент — тиверцев), за исключением наемных печенегов.

Для статьи 922 г. было бы непонятно отсутствие «руси» среди участников похода и ее неожиданное появление на первом месте при распределении добычи, если бы не сопоставление с описанием похода 866-867 гг. Аскольда и Дира по Никоновской летописи. На Царьград «пошла» только «русь», ее же много и погибло во время бури, а в Киев вернулось «малое количество дружины». «Русь» здесь прямо отождествляется с дружиной (тем более и кораблей было всего 200), т.е. на первое место ставится социальный аспект. Когда же говорится о больших походах, с 10 ООО356 или «бещисла» кораблей, то или «Русь» упоминается как собирательное название (941 г.), политоним, или берется этнический аспект этого термина и перечисляются выходцы из племен, его составляющих («Варяги и Словене» в статье 907 г. по ПВЛ).

В любом случае торговые привилегии получает только «русь», на ее же долю приходится и лучшая часть дани. Второе место занимают то варяги, то словене, то поляне, иногда — кривичи. Далее идут «южные» племена, полностью (за исключением полян и тиверцев) упомянутые лишь в статье 907 г. по ПВЛ.