Возможно и разделение: «оброк» — лично Ольге, «дань» — на Киев и великокняжеской дружине либо княжескому посаднику (в 40-е годы — малолетнему Святославу и его «кормильцу» Асмуду; в конце 60-х — начале 70-х годов — Владимиру и его дяде Добрыне. То же можно сказать и о Мете, только в связи с отсутствием здесь княжеских сел специально сооружались погосты

Сохранение Новгородом верности киевскому престолу в годы кризиса 40-х годов X в. диктовалось не только его экономическим интересом — сохранением пути «из варяг в греки», но и, возможно, тем, что там находился с дружиной и Асмудом сын Игоря Святослав. Затем он был вызван, по-видимому, Ольгой, в Киев как «символ» преемственности и легитимности власти и для концентрации всех уцелевших и сохранявших верность ее семье военных сил против древлян. Гипотетично, но вероятно, что семья Игоря в составе рода имела такого рода личные и «государственные» податные владения и в других землях «внешней Росии», но о них либо нет сведений, либо они были потеряны во время кризиса.

Упоминание лишь «новгородской» части даней «внешней Росии» связано, возможно, с ее регламентацией и территориальным ограничением385 лишь землями вдоль Луги и Меты. Вероятно, облегчение новгородского бремени в пользу Киева непосредственно или через киевского посадника (или князя в Новгороде) связано с участием новгородских «воев» в подавлении Древлянского восстания386 Выбор для великой княгини податных регионов внутри Новгородской земли мог диктоваться не только традицией старого «ряда», соображениями этнического и владельческого порядка, но и военно-стратегическими факторами.