Суть понятия, нашедшего наиболее полное отражение на определенном этапе становления и развития так называемой среднеевропейской модели государственности  — полное сосредоточение всей власти в руках князя и его дружины, четкое разделение общества на «воинов» и налогоплательщиков (в разных формах, в том числе «служебной организации»); представление о территории государства как собственности князя или династии (рода), а через их посредство — и преданной лично им дружины; комплектация госаппарата исключительно из ее состава; формирование двух полярных ментальностей в обществе, иногда оформляющихся и религиозноидеологически.

Если при вождестве обязательна всеобщая реципрокность (за исключением рабов и коллективно эксплуатируемых инородных организмов) и «обратная связь», то в ранних государствах преобладает диктат власти (по-разному внутренне организованной при разных ее формах) над подданными. Ритуально обставленные «жесты», показывающие все же наличие мистической связи государя и подданных, их как бы взаимную необходимость, имеют место, но зависят лишь от доброй воли первого и не предполагают контроля его действий со стороны вторых. Это тип отношений «господство — подчинение», зачастую более полный, чем в «сложившихся государствах», где действия структур управления ограничены интересами и реальным, иногда юридически оформленным контролем со стороны экономически господствующего класса. При «многофракционности», глубокой и разноплановой структурированности общества «ранних государств» лишь отчасти связанные с частной собственностью на средства производства (да и то одновременно разных ее форм) правитель или стоящие у власти (традиционной еще не в силу экономических только причин) круги получают большую свободу действий.