Объясняется подобная картина, вероятно, не реальной утратой русами ранее присущих им характеристик, а иными источниками информации описывающих их авторов, желанием последних подчеркнуть именно новые черты в жизни русов, а также (если принять некоторую разницу в датах создания традиций) какими-то, не сразу понятными мусульманам, изменениями в социальном или каком-либо ином статусе русов.

Дополнения Ибн Фадлана и Ибн Мискавейха

Наиболее полный набор признаков (как упоминаемых ранее, так и «новых») для всех блоков, кроме первого, имеется у непосредственного наблюдателя русов в 921-922 гг. — Ибн Фадлана.

Как уже говорилось, этот автор не дает никаких данных о том, кто такие русы — народ, племя, «группа», есть ли у них страна и где она расположена. Блок I полностью пуст. Блок II говорит о том, что в Булгаре русы выступали прежде всего как торговцы (шесть упоминаний разных форм торговли), причем чрезвычайно богатые. Три раза у них

упомянуты импортные для Восточной Европы, прежде всего византийские, товары, огромное количество дирхемов, являющихся, судя по всему, основной целью их торговых операций. Дирхемы и динары не на вес, а по объему («мерные чаши»), используются меховые деньги, существует и меновая торговля.

Впервые прямо или косвенно говорится о наличии у русов скотоводства и ремесла (кожевенного) (новый, 9-й признак). Земледелие и бортничество не упомянуты ни разу, хотя и об отсутствии их прямо не говорится, зато корабли — почти 20 раз!

Признаки блока 111 (социальные отношения) со всей определенностью говорят о развитой социальной и имущественной дифференциации внутри русов и в то же время — об очень сильных родовых пережитках. Царя окружает дружина — «богатыри», пирующая вместе с ним. Внутри дружины имеются «главари», «военачальники» — с одной и «отроки» («соумирающие» при смерти царя) — с другой стороны.