Они обладают единой (хотя и отличной в деталях), синкретичной по истокам, но уже специфически самобытной культурой (особенно это чувствуется в чисто серебряных деталях женского костюма).

Значительная часть восточного серебра из Хазарии уже не проходила транзитом через вятичско-северянско-радимичские земли, а оставалась в руках оседлавшей торговые пути правящей верхушки этих племен, создавая экономическую основу ее власти. Об этом свидетельствуют не только весьма многочисленные в Юго-Восточной зоне монетные клады X в., семь из которых содержали обрезанные в кружок по местной весовой норме дирхемы, но и результаты «перераспределения» этих средств: мощные, в том числе на каменной основе (Горналь, Каменное, Ницаха, Журавное), укрепления, большие наземные дома (Новгород-Северский, Хотылево и др.), богатый и разнообразный специфичный для данной территории набор чисто серебряных украшений (по инерции этнокультурные северяне XI — первой половины XII в. также сохраняют эту традицию (и запасы серебра для украшений)). Набор этот отличается чистотой серебра не только от других групп восточных славян, но и от собственно поздне- и построменских сельских поселений, для которых более характерны балтские, скорее всего, по своим корням спиралевидные височные кольца.

Кроме вполне очевидных на этих примерах функций самообеспечения правящего слоя, последний должен был также организовать защиту от печенегов — на южных, от русов (киевских, черниговских, смоленских) — на западных рубежах нового потестарно-политического образования, обеспечивать нормальное функционирование путей по Дону и Оке. Кстати, возможно, потребность в «обходном» движении потребовалась в связи с угрозой прямому Волжскому пути из Хазарии в Волжскую Болгарию со стороны печенегов и гузов; в этом аспекте знать данного территориального образования выполняла и своего рода международные обязательства (имея и свою выгоду), поддерживая данный «мост».