Кроме воинов земель, прямо подчиненных Святославу («Росия», словене, часть кривичей, древляне, вятичи), в которых могла быть проведена такая массовая «мобилизация», ради такой «благородной» (как добыча) цели к столь авторитетному вождю могли присоединиться и дружины других русских князей и воевод, а также и выходцы — «изгои» из независимых от русов «Славиний». В итоге названная византийским историком цифра в 60 тыс. «мужей» не представляется столь уж невероятной, тем более с учетом традиционной склонности преувеличивать силы противника. «Подчистка» была все же столь основательной, что оборонять Киев от одной орды печенегов было некому, пришлось отзывать войска из Болгарии, да и для продолжения войны уже с империей Ромеев резервов не хватало. Еще в предыдущем издании на это обращалось внимание. Указывалось, в частности, что причина провала «имперского эксперимента» Святослава заключалась среди прочего и в том, «что он был сделан не только до внутренней консолидации страны, но и даже до простого, механического объединения ее частей».

Что касается «потери даней» как причины ограничения численности войска, то это положение вряд ли существенно, так как постоянная дань с «полусвоих» являлась не основой доходов военной элиты «варварского государства», а скорее одной из целей его существования. В конкретном же случае со Святославом первоначальный «фонд» на создание войска в размере «около пятнадцати кентинариев. золота» (455 кг) был представлен византийцами, а дальнейшие расходы должны были нести побежденные, так что размер внутренней дани не мог в данном случае служить ограничителем численности собранного для внешней экспансии войска.