Антиваряжское восстание же и приход Рюрика, в полном соответствии с данными скандинавских и франкских источников, следует отнести что-то к середине 50-х годов IX в. Сведения ПВЛ полностью верны, допущен лишь сдвиг в датах примерно на 6 лет.

Поскольку летописец был реально «уличен» лишь в последнем «грехе», наиболее приемлемой считаем последнюю версию150

Собственно византийские источники косвенно свидетельствуют о достаточно высоком уровне политогенеза южной группы русов, заключавших договор151 (но не с Михаилом, во время которого был поход, а уже с его преемником Василием I) и принявших крещение от архиепископа (по Константину VII) или епископа (по «Окружному посланию» Фотия).

О значении единственного (включая и данные ПВЛ) квалифицированного (в силу профессии и образования автора), непредвзятого (в связи с характером произведения — инструкции сыну-наследнику престола) и достоверного (абсолютно одновременного описываемым реалиям и обеспеченного информаторами) произведения Константина VII для воссоздания структуры и системы правления «варварского» двухуровневого государства эпохи стабильности говорить не приходится. Именно его данные, наряду со скупыми, критически отобранными сведениями ПВЛ, будут использованы далее как главный источник по анализируемым нами вопросам.

И наконец, сведения лаконичные, но детализирующие и подтверждающие реальность событий Древлянского восстания, знаменовавшего пик кризиса двухуровневого государства, содержатся у Льва Диакона.

Они составлены post factum, при последнем кагане Иосифе или даже после падения Хазарии («Письмо неизвестного еврея» X в.), и зачастую несут печать явной тенденциозности (желания превознести религию Израиля и преувеличить те блага, которые Бог дает принявшим ее).