Анализ территориального устройства, типов внутренних конфликтов (между «уровнями», между родами, претендующими на власть, в «верхнем уровне») и дуализма языческого «идеологического обеспечения» власти («варяжская» и «Полянская» легенды) также свидетельствует в пользу «двухуровневости» «варварского», переходного между отдельными «вождествами» и ранней государственностью, «государства» на Руси. Среди ее территориального окружения ближайшими типологическими аналогами служат Болгария VIII в., отчасти Хазарский каганат и даже Венгрия X в., нет никакой близости с Византией, что и понятно, учитывая гигантский стадиальный и идеологический разрыв. Северо- и среднеевропейские модели дают аналогии скорее в «общественном», чем политическом аспектах. Схожи лишь положение и «образ» верховных правителей: славянского князя-судьи патриархальных времен и конунга эпохи викингов, их отношения с остальными представителями «нижнего» и «верхнего» уровней власти, взятыми по отдельности, но не между ними и «обществом». В территориальнополитическом плане положение «Росии» (внутренней) лишь отчасти напоминает ситуацию со Свитьодом внутри Швеции.